Сопровождаемое проживание людей с ограниченными
возможностями в России
#

Проект софинансируется ЕС

#
Цветовая схема###
Размер шрифта А А А

11.12.2019 Стоять у стенки. Сразу несколько источников подтвердили катастрофическое положение дел в российских психоневрологических интернатах (ПНИ)

Новая газета

Наталья Чернова

Свой доклад после посещения российских психиатрических больниц и ПНИ опубликовал Европейский комитет по предотвращению пыток (ЕКПП), а учредитель благотворительного фонда «Вера» Нюта Федермессер вместе с экспертами проекта ОНФ «Регион заботы» побывала в нескольких российских ПНИ. Скандальную огласку получила история Сергея Фатенкова из Борского психоневрологического интерната в Воронежской области. Он рассказал в соцсетях об ужасающих условиях жизни людей, вынужденных находиться там.

Мария Сиснева, психолог, организатор движения STOP ПНИ, член Межведомственной рабочей группы по разработке основных подходов к реформе ПНИ при Министерстве труда и социальной защиты РФ, рассказала «Новой», как в ПНИ оказываются обычные люди и как ломает их судьбы это «социальное благо».

"— Принято считать, что интернат — это социальное благо. А вы говорите, что это вариант репрессий. На чем основывается ваше заключение?

— Во-первых, ПНИ — это тотальная институция. Это понятие было введено американским социологом Ирвингом Гоффманом и означает учреждение, где на ограниченной замкнутой территории находится большая группа людей, которая полностью зависима от малочисленной верхушки администрации. Тотальная институция считается местом, которое создает условия для нарушений, в том числе и криминальных, в силу своей непрозрачности. Когда люди находятся в изоляции, когда они зависимы и скученны — это само по себе разрушительно и противоречит в принципе человеческой природе. Потому что людям свойственно жить маленькими группами — семьей и в домашних условиях. Но это полбеды. Если мы возьмем определение пыток, как их дает «Комитет против пыток» при ООН, мы совершенно точно увидим, что то, что происходит в ПНИ, — это пытки. Это и моральные издевательства, и угрозы, особенно если человек зависим и беспомощен, это и постоянный страх наказания. Это все там широко распространено.

...

— Чего удалось добиться вашему движению?

— Московские интернаты стали более открытыми. Уже не так беспредельничают. Я очень надеюсь, что когда уйдет старое поколение администраторов и врачей, положение изменится. У молодых специалистов другой подход, более гуманный. В Москве открылось несколько мест сопровождаемого проживания. Даже внешний вид жильцов изменился. Но в лучшем случае — эти места все равно функционируют как детский сад для взрослых. Это неправильно. Как может взрослый человек так жить: то эстафета, то проводы зимы, то зоопарк. Взрослому человеку обязательно нужно заниматься каким-то делом. Особенно сохранным людям. Они маются от безделья, они рады помогать персоналу, хотя вроде это трактуется как эксплуатация. Но для них это лучше, чем бессмысленное существование".

Полностью статью вы можете прочитать на сайте "Новой газеты".

#####