Сопровождаемое проживание людей с ограниченными
возможностями в России
#

Проект софинансируется ЕС

#
Цветовая схема###
Размер шрифта А А А

«Такое количество людей не следовало бы лишать дееспособности» Что показало сенаторское исследование о жизни молодых людей с инвалидностью в интернатах

30.06.2021

Сенатор от Пензенской области, учредитель некоммерческой организации «Квартал Луи» и опекун 14 недееспособных людей Мария Львова-Белова исследовала, как молодые люди с инвалидностью живут в российских интернатах — и призвала Совет федерации к реформам в этой сфере. В интервью спецкору “Ъ” Ольге Алленовой она рассказала о необходимых изменениях в законодательстве — и о том, кто может помочь государству построить систему сопровождаемого проживания.

"— В июне вы презентовали в Совете федерации исследование о положении людей с инвалидностью, живущих в интернатах. Что оно даст этим людям?

— Мы с командой семь лет поддерживаем молодых людей с инвалидностью. У них было только одно будущее — дом ветеранов или психоневрологический интернат. К нам в Пензу приезжали ребята со всей страны, звонили нам в «Квартал Луи» и говорили: «Нам некуда деться, пустите нас пожить». Мне звонили директора детских домов и просили забрать Ванечку, Колю, Сашу, потому что «прекрасный парень, жалко переводить его в дом престарелых». Сейчас у нас несколько домов сопровождаемого проживания — ребята живут там обычной жизнью, учатся, работают. Но у большинства людей с такими проблемами нет никаких жизненных перспектив.

В России в 845 стационарных учреждениях соцзащиты проживает 33 433 человека. Из них 35% — в возрасте от 18 до 25 лет, 65% — от 26 до 35 лет. Более половины (52%) попали сюда из сиротских учреждений (42% сразу после выпуска, 10% спустя некоторое время). 60% — мужчины, 76% — недееспособные. Только 1% имеет ограниченную дееспособность. Первая группа инвалидности — у 45%, вторая — у 54%, третья — у 1%.

Даже если выпускник детского дома попадет не в ПНИ, а получит квартиру, то дадут ее, как правило, в отдаленном районе — без возможности трудоустройства, образования, поддержки сообщества.

И мы решили понять масштаб проблемы, изучить ее не только на нашем региональном уровне. Ведь так или иначе мы принимаем ребят из других регионов.

Я воспользовалась возможностью направить сенаторские запросы в субъекты федерации. Это была таблица, куда надо было вписать, какие учреждения существуют в регионе для молодых людей с инвалидностью, сколько там живет молодых людей, сколько из них трудоустроено, имеет какое-то образование.

Исследование проводилось с ноября 2020 по февраль 2021 года, в нем приняли участие все 85 регионов РФ. Вопросы касались положения молодых людей с инвалидностью от 18 до 35 лет, живущих в социальных стационарах — в основном в ПНИ (462 учреждения в стране), домах для престарелых и инвалидов (262) и других учреждениях. Например, в интернатах для детей с умственной отсталостью, комплексных центрах социального обслуживания, центрах содействия семейному воспитанию (121).

В течение четырех месяцев я собирала ответы. Потом попросила экспертов, работающих в теме инвалидности, прокомментировать, как надо менять жизнь людей. По пунктам: в образовании, трудоустройстве, какие шаги делать в самих учреждениях.

И потом я презентовала эти данные в Совете федерации, передала их в Минтруд. Попросила сенаторов и чиновников включиться в процессы сопровождения молодых людей с инвалидностью. В Совете федерации меня поддержали, я очень надеюсь, что в ближайшее время произойдут определенные изменения".

Статья Ольги Алленовой на сайте газеты "Коммерсантъ".

#####