Сопровождаемое проживание людей с ограниченными
возможностями в России
#

Проект софинансируется ЕС

#
Цветовая схема###
Размер шрифта А А А

Состоялся организованный Центром лечебной педагогики вебинар «Как организована система опеки в Израиле»

26.01.2021

21 января 2021 года состоялся организованный Центром лечебной педагогики вебинар «Как организована система опеки в Израиле».

Приглашенные спикеры – Ксения Зарецкая (социальный координатор, руководитель Департамента благосостояния, Центр долговременного ухода «Рамат Тамир», Иерусалим, Израиль) и Клаудия Консон (супервизор по сестринскому уходу в Отделе гериатрии Южного Округа Министерства здравоохранения Израиля, руководитель гериатрического центра длительной госпитализации хронических пациентов в Центре Неве-Адар, компания «Рамат Тамир», Иерусалим, Израиль, руководитель образовательных программ ГАУ ИДПО ДТСЗН, Москва, Россия).

Они рассказали, кому и как в Израиле может быть назначен опекун (или несколько опекунов!), как работает система социальной защиты (выгодно отличаясь от таковой в России) и как эта сфера контролируется государством.

Участники, около 700 человек, не успели обсудить все актуальные вопросы и договорились о продолжении общения.

Презентация к вебинару опубликована на сайте Центра лечебной педагогики.


Как пишет сайт "Особое детство", рассказ израильских специалистов и ответы на вопросы слушателей подтвердили верность концептуальных идей законопроекта о распределенной опеке (при том, что разработчики ранее не были знакомы с израильской системой). Прежде всего это:

а) запрет на выполнение функций опекуна организациям или человеку, которые оказывают подопечному социальные услуги и услуги долговременного проживания – из-за наличия в такой ситуации «конфликта интересов». В такой ситуации опекун в Израиле предусматривается исключительно «внешний» – со стороны.

В переложении на российскую ситуацию это означает, что интернат (ПНИ, дом ветеранов и т.п.) не смог бы стать опекуном человека, находящегося в нем «под надзором». Напомним, что в России конфликт интересов в интернатах предопределен действующим законодательством: при помещении недееспособного гражданина в ПНИ опекун не назначается, а функции опекуна передаются интернату. ПНИ становится и представителем подопечного, и поставщиком услуг подопечному, и контролером этих своих услуг. В результате ПНИ заключает договор на услуги подопечному «сам с собой», и подопечный попадает в полную зависимость от интерната.

Заметим, что законопроект о распределенной опеке не предусматривает тотального запрета такой ситуации: ведь пока в России потенциально нет такого числа опекунов, чтобы они смогли охватить опеку над всеми подопечными. Законопроект предоставляет набор вариантов опеки, которые позволят постепенно снижать зону конфликта интересов, прежде всего – вводит «внешних» опекунов для подопечных в ПНИ;

б) возможность для негосударственных организаций исполнять опекунские функции в случае, если человек в них не проживает или не получает социальных услуг.

Законопроект о распределенной опеке, как и в случае а), не вводит жесткое ограничение на исполнение опекунских функций только такими – «внешними» – организациями: ведь в России потенциально таких организаций пока недостаточно. Законопроект создает условия для постепенного перехода к системе «внешних» опекунов-организаций: дает возможность быть опекунами организациям (НКО), в которых подопечный не проживает (не помещается под надзор). Это могут быть родительские или помогающие НКО, церковные приходы. Как и в Израиле, такие организации должны удовлетворять определенным требованиям, которые вводит законопроект. (Действующее российское законодательство не включает такие организации в число опекунов – разрешает быть опекунами только интернатам).

Появление таких НКО-опекунов в России позволит постепенно решить ряд острых задач:

  • привлечь к выполнению опекунских функций НКО, которой родитель доверяет, обеспечив подопечному возможность продолжать жить дома в привычных условиях или в организации сопровождаемого проживания. Тем самым – привлечь близких к участию к опеке во многих случаях, когда в одиночку (без опоры на НКО-опекуна) они за опеку не взялись бы и подопечного пришлось бы помещать в интернат. Родитель сможет не только опереться, но и со временем передать опеку этой НКО, и она сможет остаться опекуном, где бы подопечный в будущем ни проживал;
  • НКО остаться или стать опекуном (единственным или наряду с близкими или интернатом) даже в том случае, если подопечный попадет в ПНИ. Это позволит получить значительно больше «внешних» опекунов для живущих в ПНИ людей, чем могли бы обеспечить опекуны-граждане; даст возможность многим подопечным выйти из ПНИ и жить на сопровождаемом проживании с постепенным переходом к самостоятельной жизни;
  • заметно уменьшить зону конфликта интересов в самих ПНИ – не только для тех, у кого появились «внешние» опекуны, но и для остальных проживающих – благодаря появлению большого числа «внешних» опекунов в ПНИ;


в) содействие в принятии решений – этот принцип предлагается в ряде ситуаций, регулируемых в законопроекте;

г) отложенная доверенность – законопроект вводит аналогичное право родителя либо опекуна взрослого человека оставить в органе опеки «опекунское распоряжение» о том, какого образа жизни, каких опекунов или попечителей он желал бы для своего подопечного или себя самого в будущем, и это распоряжение обязаны будут реализовать и учитывать;

д) собственно распределение опеки: один опекун организует решение медицинских вопросов, другой – имущественных, третий – личных и пр.; при этом вводится определенное упорядочение разрешения разногласий между субъектами опеки.

Законопроект тоже предлагает заключать конкретное соглашение между опекунами, утверждаемое актом органа опеки, а также определяет порядок разрешения разногласий – между опекунами и с подопечным.

#####